c06fb33a3a79

«Моя Вероничка… — говорила о своей героине Татьяна Самойлова. — Более трагичного существа я не знала. Я ей сопереживала, старалась выразить ее и сделать наиболее интересной, сложной, сердечной…» Только изначально «наполнять» Веронику должна была другая актриса — Елена Добронравова. Однако  тут вмешался случай: ассистент режиссера увидел Самойлову в фильме «Мексиканец» и указал на девушку оператору Сергею Урусевскому. Тот был так очарован молодой актрисой, что попросил Калатозова на нее посмотреть.

 «Я была худенькая, великолепно двигалась, — вспоминала актриса. — Пробы длились два часа, режиссеру все понравилось…» Не слишком радовался только Виктор Розов, которому казалось, что юной актрисе не удастся передать сложный образ его героини. И лишь спустя месяцы, посмотрев фильм, признался Самойловой: «А вы меня победили…» В роли Бориса, Калатозов сразу увидел Алексея Баталова. Как рассказывает актер: «До проб я не был знаком с режиссером. И твердо знаю, что в этот фильм меня утвердили, потому что утвердили Таню. В пару ей искали человека, который будет органичен рядом с ней…»

Но, пожалуй, главной парой картины «Летят журавли» (точнее, в 1956 году, когда началось производство ленты, она шла под другим названием — «За твою жизнь») были режиссер Михаил Калатозов и оператор Сергей Урусевский. «Калатозов начинал как оператор, он видел какие-то вещи, которые нормальный режиссер мог и не увидеть, — рассказывает Баталов. — И хорошо понимал Урусевского». Актер вспоминает случай, когда должен был сниматься проход Бориса и Вероники у парка имени Горького.

По замыслу создателей, он стал бы кульминацией всей прогулки, потому что героиня Самойловой как бы восходила в небо по цепи моста. Эпизод должен был сниматься в строгом режиме рассвета, поэтому Баталов и Самойлова приезжали на грим к двум ночи, а с полчетвертого уже были на площадке. Соответственно такому расписанию выезжали на место осветители с аппаратурой, звуковики, операторская машина, режиссерская группа. Вызывалось оцепление, как-никак это правительственная трасса. И все терпеливо ждали тех мгновений, когда небо будет освещено так, как того требует режиссерско-операторский замысел. Калатозов и Урусевский стояли ото всех в стороне, что-то обсуждали, а потом кто-нибудь из них объявлял, что съемки не будет — не тот режим. И все разъезжались по домам. Назавтра ситуация повторялась: приезжали и ждали.

И снова Калатозов говорил: «Сегодня неудачное небо…» Уже были истрачены все полагающиеся для съемки эпизода деньги, затянуты сроки, перепутаны графики дальнейшей работы, а Урусевский ни разу не включил аппарат. В результате эту сцену так и не сняли: лучше никак, чем абы как. И сколько еще таких моментов было! В конце концов на студии стали ругать Калатозова, мол, его группа отстающая, срывает все графики, и даже лишили группу премий. Но никто из работавших над картиной не сетовал. «Потому что работали одни фанатики», — признавался режиссер.

И главным был, конечно, Урусевский, который для съемки каждого кадра выдумал необычные приспособления. Чтобы снять ставшими классическими кадры, как Баталов стремительно бежит по винтовой лестнице к Самойловой, в павильоне была построена декорация лестничного колодца трехэтажной высоты, внутри которой стоял железный столб с прикрепленной к ней операторской люлькой. Урусевский садился в нее, а помощники за веревку тянули конструкцию вверх так, что мастер вместе с камерой поднимался параллельно бегущему Баталову…

Чтобы снять панораму прохода разведчиков, Урусевский часами в промокшем ватнике и огромных солдатских сапогах лежал на листе кровельного железа, на котором его с камерой таскали по липкой грязи. А в сцене смерти Бориса оператора, скорчившегося на маленькой самодельной тележке, катали по болотной жиже вокруг стволов промокших берез.

Наблюдая за такой самоотверженной работой оператора, не жаловались на свои тяготы и актеры. Татьяна Самойлова до последнего момента скрывала, что тяжело заболела — у актрисы начался туберкулез. Знал о ее секрете только Баталов. Но во время съемки эпизода, когда она взбегает по лестнице в разгромленный бомбой дом родителей, актриса от слабости упала в обморок. Несмотря на протесты режиссера, уже на следующий день Самойлова была снова на площадке. «Тане продували легкие и через каждые три часа делали уколы…» — вспоминал Баталов.

Кстати, и ему съемки фронтовых эпизодов стоили здоровья. Снималась дубль за дублем сцена, в которой Борис в ответ на скабрезную шутку в адрес любимой так сильно бьет солдата, что тот падает. И в один из дублей партнер потянул Баталова за собой — «Борис» упал лицом в воду, где торчали обрубленные ветки кустов, и одна из них разодрала ему лицо. «Очнулся, а вместо лица месиво грязи, грима и крови…» — вспоминал он. Артиста отвезли в ближайшую больницу. «Пока главный врач зашивал мой разорванный нос и другие дырки, я думал о том, что с кино закончено», — рассказывал актер. Однако операция прошла настолько удачно, что от той травмы не осталось и следа.   (по материалам сайта http://1001material.ru/)

30 апреля в 10.00 в кинотеатре «Дружба» (Московский пр. 202) фильм «Летят журавли», лауреат Каннского кинофестиваля.
На кинофестивале «Окончательный монтаж» показывают фильмы только на кинопленке и на большом экране.
Еще больше подробностей:
www.finalcut2016.com
https://vk.com/finalcut2016
https://www.facebook.com/finalcut2016finalcut/
‪#‎finalcut2016‬ ‪#‎finalcut‬ ‪#‎окончательныймонтаж2016‬‪#‎окончательныймонтаж‬ ‪#‎ялюблюкино‬ ‪#‎годкино‬ ‪#‎летятжуравли ‪#‎дружба‬ ‪#‎кинотеатрдружба‬ ‪#‎смотримкино‬

 

Реклама